+Berry
В точку, детка, десять баллов Гриффиндору!
раз уж я собиралась тут что-то вывешивать, то вот...
первые 4 главы моего нового фика.
пусть некоторым будет удобнее читать=)
[g]Глава 1. Они такие разные…[g]

Меня зовут Гарри Поттер – несмотря на то, что это имя очень обыденно и это имя – самое простое, какое можно было придумать, я люблю его. Я ношу фамилию своего отца – это то немногое, что мне досталось от него, и любимое имя моей мамы. От мамы я получил два напоминания о ней – свое имя и ярко-зеленые глаза. От отца мне досталось чуть больше – все люди, знавшие его, говорят, что я удивительно похож на него. К тому же я – счастливый обладатель мантии-невидимки, принадлежавшей моему папе, и карты Мародеров, в создании которой отец принимал непосредственное участие – господин Сохатый – мой отец, прозвище он получил за свой анимагический облик – олень с ветвистыми растрепанными рогами. Да, еще от отца я получил удивительную способность влипать во всяческие неприятности.
Я закончил школу волшебства и чародейства «Хогвартс», в мое время директором там был Альбус Дамблдор, он же занимает этот пост до сих пор.
Я… А что я? Да, я победил Волан-де-Морта. Но я ведь сделал это не один… Если бы не Дамблдор, не Невилл и, конечно, не Рон с Гермионой, я бы ничего не смог. Этот психованный маг, как и все остальные злодеи, хотел захватить мир, уничтожить не магическое население планеты и стать лордом Тьмы, правителем мира и всем остальным в таком роде. Я его убил – неужели из-за этого нужно относиться ко мне, как к большой знаменитости? В конце концов, я не один такой! Дамблдор же победил Гриндевальда – но на него не вешаются с просьбой об автографе! Единственный его автограф, который у меня есть – это витиеватая подпись на аттестате с гербом Хогвартса, красивого зеленого цвета с тисненой золотым надписью «Гарри Джеймс Поттер» на обложке. Понимаете?
И из-за этого у меня есть большая проблема. Я всем нужен. Но сам я не могу понять – нужен ли герой, или Я. Я. А что, в конце концов, есть я? Неуклюжий парень со шрамом на лбу, который неплохо летает на метле… И все. Видимо, ко мне все липнут, потому что я герой. Да? Жаль… А я-то надеялся…


* * *


Меня зовут Алисия. Алисия Беверкей. В детстве меня дразнили бобром – из-за фамилии. Я люблю мягкую музыку, романтические фильмы и свою работу. Я парикмахер. Небольшая парикмахерская, на углу Переулка Магнолий и Прайвет драйв, аккуратная, недорогая, нас работает там всего четверо – Миссис Томас, хозяйка, девушка со странным именем Парвати (и характер у нее не менее странный), Джейн с Прайвет драйв, и я. Мы все дружим, и даже Миссис Томас отчаянно пытается приучить нас звать ее Лизой, но я никак не могу привыкнуть – ее возраст сам по себе внушает уважение – в свои семьдесят она выглядит на сорок пять, а уж ее мастерство – его нельзя описать словами. Она без всякой химии может уложить прямые непослушные волосы в блестящие локоны, которые будут держаться три дня, или вплести белые цветы невесте в волосы так, что они будут казаться бутонами, распустившимися на прядках волос в столь радостный день.
День за днем в моей жизни проходит неизменно – я прихожу на работу к десяти, по пути выпивая стаканчик кофе из закусочной, работаю до двух, и обедаю вместе с девчонками в небольшом помещении за парикмахерской, едой, принесенной из дома. В шесть у меня заканчивается смена, и я, переодевшись в повседневную одежду из сиреневого нейлонового халатика, иду домой. Иногда по пути я захожу в газетный киоск, или в овощной магазин. Ужинаю дома, смотря телевизор, играю с Чарли – это мой кот, кажется, персидский, хотя я точно не помню. Он жил у меня, когда я была еще девочкой, и родители отдали его мне, когда переехали в Грецию. Мне тогда было семнадцать, а сейчас двадцать семь, но он все еще со мной, и, можно сказать, это мой единственный друг, который всегда был со мной – с детства, и до моей взрослой жизни.


* * *


Тот день начался как обычно. Я поднялся, разбуженный ярким солнцем, светившим в мое окно, до ночной смены в аврориате оставалось еще около десяти часов – я привык спать сутки через сутки, моему организму больше не требуется, спустился вниз, позавтракать, поджарил тосты, и в тот момент, когда я намазывал их малиновым джемом – он получается у меня лучше всего, клубничный обычно кисловат – в моем камине вдруг полыхнуло зеленым. В пламени повисла голова моего лучшего друга, Рона Уизли. Они с Гермионой жили где-то далеко за Лондоном, в другой стороне, но для нас это не представляет трудностей в общении, ведь по каминной сети можно за считанные минуты добраться до любого места земного шара.
-Дружище, с добрым утром! – поприветствовал меня Рон из камина. – Тосты, как обычно?
Я кивнул с набитым ртом, проглотил кусок тоста и ответил другу.
-Привет, Рон. Что подняло тебя в такую рань?
-Да, так… Герм убежала в Хогвартс еще в восемь, МакГонагалл понадобились ее знания в арифмантике. – Гермиона работала в Хогвартсе с момента его окончания, профессором арифмантики. – А я вот шлялся по дому, не знал, чем себя занять. А тут папа кинул весточку с работы, говорит, в какой-то парикмахерской что-то случилось с этим, с эклектричеством, или как оно?
-Электричество. – Поправил я друга. Рон ничего не смыслил в магловских терминах, но, как и отец, очень этим увлекался.
-Так вот. Надо бы туда смотаться, подчистить народу память, вещи летали, кусались…
-Ну так в чем проблема? Ты же справлялся с этим не раз? – Я немного удивился, почему Рон обращается с такими вещами ко мне, если он ликвидатор последствий применения колдовства к магловским предметам, то уж кому, как не ему заниматься подобными вещами?
-Фишка в том, что это парикмахерская в Литтл Уингинге. Я подумал, давай вместе туда смотаемся, потом заглянем на стадион в Стотсхед-Хилл, квоффл погоняем, а? – Рон весело улыбался сквозь зеленые языки пламени, лижущие его лицо.
Я задумался. До вечера мне все равно было нечем заняться, а перспектива погонять мяч на метлах всегда меня прельщала.
-Пожалуй, согласен. Мне на работу к полуночи, ладно?
-О’кей. Запросто обернемся. Можем даже к тебе на обратном пути заскочить. Ну, ты доел? – Нетерпеливо посмотрел на меня Рон из камина. Я проглотил последний кусок тоста и поднялся, стряхивая с мантии крошки.
-Да. Через пятнадцать минут у миссис Фигг, сойдет?
-Лады. Жду тебя. – Рон кивнул и испарился.
Я вымыл тарелку и чашку, поднялся в кладовку, достал «Сокол», мою метлу, положил ее у камина. Крикнул Добби.
-Сэр звал меня? – Добби умильно сложил лапки на груди и посмотрел на меня большими зелеными глазами-мячиками с обожанием.
-Я ухожу с Роном, вернусь часам к одиннадцати, может, даже к десяти. Вот пять галеонов. – Я протянул домовику пять монеток. – Сходи в Косой переулок, купи какой-нибудь еды. Мне что-то фруктов хочется. – Поделился я с Добби своими кулинарными пристрастиями на сегодняшний день. – К моему приходу нужно, чтобы еда была горячей, я только поем, сполоснусь в душе и побегу на работу. – Я уже собрался уходить, как вспомнил. – Да, через пару часов я тоже забегу, надо отполировать метлу и подровнять прутья, некоторые выбиваются. И спортивная форма. Ладно?
Добби низко поклонился, и сообщил:
-Да, сэр. Все будет так, как хочет Гарри Поттер.
Я взял мешочек дымолетного порошка с каминной полки, и кинул щепотку в огонь. Уже занося ногу над пламенем, я оглянулся и взглянул на Добби.
-Да, если останется сдача с пяти галеонов, ты должен купить что-нибудь себе. Понял? И никаких возражений. Дом Арабелллы Фигг в Литтл Уингинге.
Меня закрутило, завертело, и понесло по дымоходам с огромной скоростью. Волшебная палочка лежала в кармане.


[g]Глава 2. Ты заметил это?[g]
-Милый, я побежала…
-Что случилось? – Рыжеволосый юноша схватил девушку с пышной каштановой гривой волос за тонкую руку. Девушка, спешившая к камину, остановилась, и обернулась.
-Ты забыл? Минерва просила меня заглянуть. Ей нужно что-то рассчитать. – Девушка нетерпеливо дернула рукой.
-Ну, куда же ты опять… Тебя все время дома нет… - Юноша нежно посмотрел на девушку, не отпуская ее. Подошел к ней, нежно убрал прядь каштановых волос за ухо. Подошел ближе. – Почему это не может подождать?
-Ну я не могу… Если ей нужно, значит, это действительно важно, - девушка все же высвободила руку и взяла с полки глазурованный коричневый глиняный горшочек. Кинула щепоть в камин. Пламя взметнулось к трубе, приобретя изумрудный оттенок. На миг в глазах девушки показалась печаль. Или тоска?
-Когда ты вернешься? – Едва успел крикнуть ей вдогонку Рон, но девушка уже произнесла слова «Хогвартс. Камин Минервы МакГонагалл.», и языки пламени слизнули ее из камина – лишь зола, успокаиваясь, кружилась в камине.
Юноша упал на колени у камина, и случайно закашлялся. Что-то снова не ладилось. Ничего. Она вечером придет домой, мы посидим у камина, выпьем глинтвейна, пообсуждаем последние статьи в «Ежедневном Пророке», потом пойдем спать, и она снова положит свою голову мне на плечо. Юноша потянулся к каминной полке, к тому же горшочку, как огонь вновь вспыхнул в камине зеленым огнем, и в камине появилась голова мистера Уизли.
- Рон!
- Папа, привет. Что-то случилось?
- Да нет… У тебя сегодня много дел?
Рон опустил голову чуть ниже, потом вновь перевел глаза на камин.
- Нет. Мне аб-со-лют-но нечего сегодня делать.
- Тогда, - мистер Уизли широко улыбнулся. – У меня есть для тебя занятие. В местах, где Гарри жил с маглами, что-то приключилось с электричеством. Мне сообщила твоя бывшая одноклассница, Парвати. Может, вы встретитесь, наконец, съездите туда, разберетесь, а потом еще найдете, чем заняться. – Мистер Уизли обеспокоенно взглянул на сына. – Что-нибудь случилось?
-Нет, пап, что ты. Отличная идея. Где там это место?
-Перекресток переулка Магнолий и Прайвет Драйв.
-О’кей. Нет проблем. Спасибо, что подкинул занятие.
-Да, не за что. Обращайся, если что. – Мистер Уизли белозубо улыбнулся. – Ну, давай, удачи. – И исчез.


* * *

Меня выбросило из камина миссис Фигг, в нос ударил запах кошек, на глаза сразу попал полосатый каминный коврик. Забавно, у маглов коврик лежит у входной двери, у магов – еще и перед камином. Гостеприимство. Рон сидел за столом в гостиной, потягивая горячий чай из кружки.
-Привет, дружище! – Я подошел к нему, он привстал и пожал мне руку.
-Здравствуй. Ну, пошли? Знаешь, где это? – Рон поднялся из-за стола, по пути очищая чашку от чаинок заклинанием «Эванеско!».
-Это… Я сейчас даже название вспомню. Ммм… А! Вспомнил. Что-то вроде «Экстра стрижка», или «Стрижка экстра-класса».
-Не очень-то изысканное названьице. Наверно, грязный уголок, вот и купили заколдованный чайник на барахолке.
-Ну... я бы не сказал, что это полный отстой. Дурсли стригли меня там. Дадли возили в Лондон, в какой-то салон. – Мы шли под палящим солнцем по Прайвет Драйв. Поворот на Магнолии уже виднелся невдалеке.
-Ну, не думаю, что после этого салона он выглядел намного лучше, верно? – Рон усмехнулся, видимо, вспомнил, когда он последний раз видел Дадли. Дело было на дадлиной свадьбе. Его худосочная невеста, облаченная в множество рюшек, гордо вышагивала рядом с ним под руку. Кажется, ее звали Мэгги.
-Верно. – Я хохотнул. – Слушай, как ты можешь в такую жару горячий чай пить?
-Думаешь, он был горячим? Потому что от него пар поднимался? Температура чая была примерно ноль, а чашки – минус пять. – Рон задорно улыбнулся. – Вот пар и поднимался, еще бы.
Хитрюга. Я все никак не могу привыкнуть использовать магию в повседневных нуждах. Даже не то, чтобы привыкнуть, а именно… понять, зачем это. Вокруг нас столько маглов, у них этого нет. Для меня это просто неуважение к ним. И теряется это ощущение волшебства… Я хотел сохранить его надолго. Как парик учительницы окрашивается в нежно-голубой оттенок, как у Дадли вырастает поросячий хвостик, как огромная дубина парит в воздухе над головой горного тролля – все это для меня воспоминания, связанные с появлением в моей жизни магии. А для Рона она всегда была неотъемлемой частью жизни.
-Ого. Кстати, мы пришли. Тут уже поработали? Надо только память подчистить?
Рон пожал плечами, и мы вошли. Скинув чары «не обращайте-на-меня-внимания» (не ходить же в мантиях по магловским кварталам?), огляделись.
Ситуация выглядела удручающей. Женщина лет пятидесяти сидела в парикмахерском кресле, накапывая в стакан по капельке успокоительное, одна девушка, поджав под себя ноги, забилась в угол и жалобно всхлипывала. Еще одна, держа в руках молоток, время от времени ударяла по фену, висевшему вдоль стены, вцепившись вилкой в розетку. Фен изредка рычал и плевался искрами, порываясь взлететь, но должно быть, «завод» у него уже кончился, магия истощалась. На столе с зеркалом в позе лотоса сидела Парвати Патил и медитировала.
Странно. Парвати что, фен не могла успокоить?
-Ты туда. – Я кивнул в угол, на сжавшуюся плачущую девушку, - Я с этим разберусь. – Еще один кивок, в сторону фена.
-Может… - Рон неуверенно помялся. – Давай я лучше эту штуку расколдую, а ты там разберешься?
Я глубоко вздохнул. Рон не мог общаться с маглами, даже с симпатичными девушками.
-Давай. – Я пожал плечами, мне все равно, что делать.
Рон направился к фену, отстранил от него девушку с молотком и извлек из кармана палочку.
Я подошел к девушке. Лицо ее закрывали узенькие ладошки, иссиня-черные волосы гладко падали вниз, доставая почти до пола, заколка валялась на полу, видимо, в панике она ее потеряла. Из-под сиреневого форменного халатика были видны белые туфельки, довольно изношенные, но выглядевшие так, будто за ними тщательно следили.
Я опустился на корточки рядом с ней и осторожно отвел от лица ее руки. На меня посмотрели пронзительно-синие глаза, полные страха. Слезы, наверное, давно кончились, а судорожные всхлипы все еще заставляли ее хрупкие плечи вздрагивать.
-Ну… ну… Не бойся. Сейчас все кончится… ты ничего не видела… Тебе все показалось… - Я осторожно опустился на пол рядом с девушкой и обнял ее за плечи. Она буквально упала мне на плечо, вцепившись маленькой белой ручкой в мантию. Я осторожно вытащил из кармана палочку за спиной девушки, и направил ей к сердцу со стороны спины.
-Окалмео мио. – Прошептал я едва слышно, и всхлипы быстро стали утихать. Через пару минут она уже спала у меня на плече.
-Рон. – Окликнул я друга, - ну, что там?
-Да я закончил уже, - сообщил Рон, направляясь ко мне. – Не хотел тебя отвлекать. – Ухмыльнулся он.
Я поднял девушку на руки и аккуратно уложил на пол.
Рон подошел к Парвати.
-Ты чего? Не могла их успокоить? – Поинтересовался он, тронув девушку за плечо.
-Рон! – Парвати нервно тряхнула плечиком, и легко спрыгнула со столика. – Ты что, не в курсе? Присутствующим магам запрещено вмешиваться в ситуацию до прибытия официальных представителей министерства! Я тут уже полчаса медитирую, пока вы соизволили явиться! У меня так третий глаз закроется! – Она откинула темные волосы назад и презрительно посмотрела на Рона. Он вскинулся, скрестил руки на груди и, кажется, собирался накричать на нее, но я вовремя успел его остановить.
-Рон? Что на них, забвение?
Рон резко повернулся ко мне. Ну вот, по инерции на меня накричит? Кажется, с ним что-то не так… Откуда это затравленное выражение в глазах?
-Ага. – Рон кивнул, достал палочку и направил ее на пожилую леди, все еще держащую в руках стакан с успокоительным. – Обливиэйт!
Я последовал его примеру. Девушка с молотком просто стояла, прислонившись к стене, после заклинания напряжение с ее лица исчезло, она стала спокойной. Я направился к углу, к спящей девушке.
-Парвати, как ее зовут?
-Алисия. – Резко ответила мне бывшая однокурсница.
-Алисия? – Я тронул спящую девушку за плечо. – Алисия? – Девушка вздрогнула и открыла глаза.
-Слышишь меня? – Спросил я у девушки. Она кивнула. Синие глаза все еще были испуганными. – Обливиэйт. – Произнес я и убрал палочку.
Странно. Вроде бы подействовало. Но где-то в глубине глаз девушки все еще таился испуг.
-Что-то случилось? - Беспечно спросил я у нее.
-Да нет… Она пожала плечами. – Голос был еще немного неровным после долгих слез. Алисия откашлялась. – Вроде бы нет. Все нормально, да. – Голос. Голос ее звучал как хрустальные колокольчики. Никогда я еще не слышал такого голоса. Это просто наваждение какое-то!
Я поднялся с пола и протянул девушке руку. Она встала с пола и оказала почти на голову ниже меня. Такая маленькая, такая хрупкая…
-Есть хочешь? – вдруг спросил я. Наверняка после такого стресса ей надо подкрепиться!
Девушка неуверенно кивнула. Остальные работницы поднимались со своих мест, потирая лоб и виски. Потеря части воспоминаний вызывает некоторые неприятные ощущения.
-Тогда пошли. Я знаю тут отличное место. – Я протянул руку. Она осторожно вложила свою ладошку в мою ладонь. Я боялся взять ее покрепче – не дай Мерлин, сломаю ей пальчик. – Пойдем, ну, пойдем же.
Она сделала шаг, потом другой, и вдруг как-то обмякла в моих руках, я едва успел ее подхватить.
-Парвати! Где она живет, знаешь?
-Прайвет, двадцать восемь. – Лениво ответила Парвати, поправляя прическу перед зеркалом.
-Рон? – Обратился я к другу. – Я ее отнесу домой, пусть поспит, отдохнет. – Рон понимающе кивнул, и снова я увидел эту странную тоску в его глазах. – У тебя вообще по жизни все в порядке? – Поинтересовался я, открывая дверь из парикмахерской ногой.
Рон махнул рукой.
-Не обращай внимания. Все почему-то спрашивают. – Он пожал плечами, как бы показывая, что не понимает причины таких вопросов, но тоска из его глаз никуда не исчезла.
-Ладно, домой завтра приду, разберусь с тобой. Давай, удачи. Руку пожать не могу, извини. – Сказал я, указывая глазами на руки, занятые девушкой.
Уже отходя от здания парикмахерской, я слышал, как Рон объяснял той пожилой леди: «Алисия заболела. Она сегодня вообще не появлялась на работе, она позвонила вам вчера вечером, вы не помните?»


* * *

Домик Алисии был нежно-зеленого, салатового цвета, перед ним был небольшой, но ухоженный газон и маленькая клумба. Дверь оказалась незапертой, как я и предполагал. Я вошел. Осторожно снял туфли без помощи рук, стараясь не потревожить Алисию, прошел в гостиную. Я аккуратно положил девушку на тахту, и укрыл пледом. Встал. Мне не хотелось уходить. Мне хотелось остаться тут и сидеть, смотреть на то, как она ровно дышит, как трепещут ее черные как угль ресницы. Но нужно было идти. Уже направляясь к двери, я услышал тихое урчание за спиной. Обернувшись, я обнаружил его источник – в ногах у Алисии уже свернулся книззл красивой серо-голубой расцветки. Как часто маглы сталкиваются с магией, сами того не замечая! Книззл поднялся, прошел вдоль по тахте, и положил голову девушке на грудь, продолжая утробно урчать. Я надел туфли и, не издав ни звука, исчез. Трансгрессировал.

-Добби! Добби! – Позвал я домовика, вытирая ноги о коврик у входной двери. Добби незамедлительно появился, услужливо подвигая к моим ногам домашние тапочки.
-Все готово, сэр! Все как просил Гарри Поттер, метла, спортивная форма, и даже обед.
-Ты успел смотаться по магазинам? – Ничего себе, скорость!
-Да, сэр! - Добби счастливо покивал головой так, что его огромные уши заколыхались. – Добби потратил четыре галеона, шестнадцать сиклей и двадцать четыре кната.
Хитрый домовик, чтобы не брать деньги, старается потратить все деньги, которые я ему даю, на хозяйство.
-Ты купил что-нибудь на оставшиеся пять кнатов, как я тебе сказал? – Строго поинтересовался я.
-Да, сэр! – Глаза Добби засияли пуще прежнего. – Добби купил себе пуговицу! – Он порылся в карманах зеленых шортов, которые на нем выглядели, как брюки, и извлек из него что-то блестящее красным и желтым. – Вот! Добби подумал, что можно было бы украшать пуговицами носки!
-Да, думаю, в этом что-то есть. – Произнес я, глубокомысленно покивав. – А теперь, Добби, накрой-ка на стол. Что-нибудь легкое, сок и пара булочек у нас есть?
-Конечно, сэр. Добби просили передать вам…
-Кто-то заходил?
-Да, сэр. Мисс Гермиона заходила.

Гермиона? Она же должна сегодня быть в Хогвартсе?.. Я взял щепоть дымолетного порошка, кинул его в камин. Сунул туда же голову (как бы не оторвало, ненавижу это странное ощущение – голову крутит и вертит, а колени на полу).
-«Дом-на-Горе». – Это адрес.
-Гермиона? Гермиона?
-Да, Гарри?


[g]Глава 3.И вот она, такая разная.[g]
Когда я проснулась, был уже поздний вечер. Схватилась за телефон, хотела уже звонить Элли, но вспомнила, что она в Греции в отпуске. Мэри наверняка сейчас очень занята, у нее с Джоном бурный роман. А Альбина давно на работе на ночной смене. Кому бы позвонить… Мне срочно нужно было позвонить хоть кому-нибудь, потому что сегодня со мной случилось нечто из ряда вон выходящее. У меня на работе… Ничего не помню… Пришла на работу, сначала стригла миссис Дурсль, потом пила кофе, так как посетителей не было, потом… потом кто-то пришел… не помню, кто… А дальше – белый туман в памяти. Странно. Я точно помню, что случилось что-то странное, непонятное, необъяснимое… Захотелось есть. Нет, кажется, есть хотелось уже давно, как я умудрилась заснуть с таким голодом?
Белый холодильник на кухне урчал, усердно охлаждая кусочек сыра и кастрюльку с позавчерашним супом. Оценив запах супа, без сожаления выплеснула его в унитаз. М-да… Сыр тоже оставляет желать лучшего. Но с таким голодом я уже не усну, а завтра снова на работу. Придется идти в супермаркет. До него в принципе, недалеко, но не хочется выходить на улицу. Ничего не поделаешь.
Я накинула плащ, взяла с полки туфельки и присела на скамеечку, чтобы обуться, как раздался звонок в дверь. Кто бы это мог быть? Может, кому-нибудь из соседей понадобилась соль, или мука? Странно… Уже одиннадцать, вряд ли мои добропорядочные соседи не спят в столь поздний час. Представляю, чем миссис Дурсль может заниматься в это время со своим супругом! Ха, ха, и еще раз ха! Она драит кухню! Я много раз видела ее тень на жалюзи в кухне, с тюрбаном из полотенца на голове и тряпкой в руках. Открыла дверь.
- Здравствуй, Алисия. – На пороге стоял юноша в джинсах и жилетке поверх рубашки, с двумя авоськами в руках. Интересно, чем он нажимал кнопку дверного звонка? – Можно, я войду? Сейчас все объясню.
Я посторонилась, пропуская нежданного гостя в холл. Он поставил авоськи на пол, в них что-то звякнуло и зашуршало.
- Меня зовут Гарри. Гарри Поттер. Я врач, который сегодня отнес тебя домой, когда ты потеряла сознание на работе.
Я потеряла сознание на работе? Теперь ясно, почему у меня воспоминания куда-то делись!
- А что произошло? – Я смотрела на молодого человека лет двадцати пяти с удивлением. Не знала, что врачи потом приходят к больным. Хотя, вроде бы должны они следить за состоянием своих пациентов?
- Тебя ударило током. Я подумал, ты с утра ничего не ела, сейчас проснешься, захочешь есть. А по пути в магазин потеряешь сознание. Не дело – вот и купил тебе кое-чего.
- Сколько с меня? – Я не собиралась просто так оставлять это дело.
- Нисколько. – Гарри просто пожал плечами, и потер кисти рук одну о другую.
Я подняла глаза, и тут меня словно еще раз ударило током. Его глаза… Его глаза… они… Зеленые! Точно такие! С желтовато-черными прожилками, черными, как его волосы зрачками… Он должен быть одет по-другому… На нем должен быть длинный черный плащ, мантия… А не эта дурацкая бежевая рубашка с зеленой жилеткой – в сочетании с круглыми очками он выглядел… как студент-ботаник.
- Гарри… - И снова белый туман.


* * *

- Гарри… я на секунду. Сейчас зайду. – Я вытащил голову из камина, а через секунду Гермиона вылезла из камина, отряхивая легкую болотно-зеленую мантию от пепла и золы. – У тебя нет книги… Кажется, она называется “Числа, и как не перепутать 6 и 9”…
- Герм, привет! – Я рад был видеть школьную подругу. – Как жизнь-то? - Я подошел к женщине, матери, между прочим, трехлетнего сына, и крепко обнял ее. – Почему ты так давно не заходила?
- Да все дела, дела, понимаешь… - Гермиона отчаянно прятала глаза и держала руки за спиной.
- Что-нибудь случилось?
- Билл заболел. Свинкой. Понимаешь, дети смешанных пар болеют и маггловскими болезнями, и обычными. В св.Мунго сказали, что нужен постоянный уход, а тут Минерва попросила… Не могу же я ей отказать?
- Герм! Не переживай. Перестань немедленно! – Надо же, проблема решается в два слова, а она чуть не плачет. Если что-то случалось с ее сыном, Гермиона всегда сразу становилась беспомощной и растерянной. – Я попрошу Добби, и он присмотрит за Биллом. В этом нет ничего сложного!
- Да? Точно… - Девушка сразу улыбнулась, и вытерла слезы уголком платочка. – Спасибо! Ты меня просто выручил. Так как там с книгой?
- Да, секунду.
Я подошел к дверям библиотеки и пригласил даму войти первой.
- Слушай, Герм. – Обратился я к девушке, подставляя стремянку к стене, сплошь уставленной книгами – в основном, они были подарены мне кем-нибудь или были в этом доме уже тогда, когда я в него въехал. Черномагические книги из Гриммо, 12 убрали давным-давно, так что опасности библиотека уже не представляла.. – У меня к тебе тоже есть просьба. Скорее, прошу совета. – Я усмехнулся, и начал вглядываться в корешки. – У меня такое дело… - Ага, вот по нумерологии. – В общем, мне понравилась девушка. Но мы с ней незнакомы. – Буква “ч”… У,ф,х… - Но я знаю, где она живет. – Далее я подробно обрисовал ситуации в парикмахерской. Книга была найдена, и я поспешно объяснял Гермионе свою идею, путано и сбивчиво. – Ну, стоит?
- Знаешь.. – Гермиона пристально посмотрела на меня. – Я думаю, если ты чувствуешь, что не будешь спать ближайшую неделю, если не сделаешь этого, то – стоит!
-Хогвартс, камин Минервы МакГонагалл.
Значит, есть смысл.
- Добби, отправляйся в дом к Рону и Гермионе, и пригляди за их сыном Биллом. Гермиона вернется вечером, а Билла нельзя оставлять одного.


* * *

- Алисия… Алисия… очнись. – Я махал ладонью над черноволосой девушкой, которая обладала странной склолнностью падать в обмороки каждый раз, когда я рядом. Она поморщилась, вытаскивая саму себя из забытья.
- Гарри… - она открыла свои голубые глаза и улыбнулась. Через пару минут мы уже пили чай и болтали о ерунде.


* * *

Рыжеволосый мужчина отправил домовика Добби домой, и присел у кроватки своего маленького сына Билла.
- Здравствуй, карапуз! – Мужчина создал из воздуха погремушку, и потряс ею над малышом. Ребенок весело засмеялся, и попытался поймать маленькими ручками разноцветную звенящую штучку. – Как у тебя дела? Не описался? Ничего не болит? Выздоровел? Да? – Ребенок весело смеялся, а Рон Уизли тяжело поднялся с колен, и глубоко вздохнул.
Спустившись вниз, Рон достал из серванта бутылку старого Огненного Огденского виски и плеснул в стакан немного. Выпил. Сел в кресло. Зажег камин. И принялся неотрывно смотреть на пламя.
Через полчаса явилась Гермиона с книгой подмышкой.
- Рон? Привет! – Девушка весело улыбалась, и чмокнула мужа в щеку. – Как дела?
Рон поднял на девушку мутный взгляд и поднялся. Он обнял ее за плечи, и уткнулся носом в шею.
- Почему? – Спрашивал он у нее. – Почему ты такая? Почему ты такая невероятная, почему? Почему я влюбился в тебя? По уши, я тону в тебе… А я тебе не нужен…
- Рон! Что ты такое говоришь? – Гермиона встряхнула парня и отошла назад, держа его за руки. – Я люблю тебя! Ты мой муж, как я могу не любить тебя?
- Герм. – Рон тяжело опустился в кресло, взглянул на пламя. Язычки огня отражались в его глазах и плясали на волосах, которые раньше были пламенно-рыжими, а теперь приобрели пыльный, старый оттенок. – Я же знаю… Ты его любишь. А со мной ты из-за Билла.
Гермиона ничего не сказала, лишь отвернулась, поднялась по лестнице, и, бросив последний взгляд на Рона, прошла в спальню. Когда Рон поднялся туда, она сидела на кровати в шелковой ночной рубашке, широко расставив ноги и глядя на него карими глазами с огоньками в них.
- Иди сюда. – Прошептала она.
И он повиновался, опрокинул ее на спину и принялся неистово целовать ее губы, грудь, дрожащими руками нащупал пряжку ремня на брюках, и отчаянно-нежно любил ее… Любил ее… Она стонала и кричала от удовольствия, но он не уставал, он хотел заставить ее понять, что он достоин ее – такой чистой, яркой, и светлой. Он готов на все для нее! Он сделает все! Достанет луну с небес или станет Министром магии! Убьет любого злодея или принесет ей самую редкую книгу, когда-либо существовавшую на земле. “Люблю, люблю, люблю…” – шептал он. “Хороший мой, милый, сладкий… Да…” шептала она. И он знал, о ком она думала в тот момент. Поэтому, остановившись, он откинулся на подушки рядом, заботливо укрыл ее одеялом, и прошептал “Прости...”. И она заснула. И снился ей не Рон. И во сне она плакала.

[g]Глава 4.Смелость не есть отвага.[g]
–Послушай, почему бы тебе не открыть собственное дело? Ты же вон как управляешься?–Гарри забавно выставил нижнюю губу вперед и сдул с кончика носа черные волосинки, отрезанные только что ножницами парикмахера.
–Да ну тебя!–Алисия легонько щелкнула Гарри по носу.–Смотри, дошутишься у меня, ухо отстригу, а ты и не заметишь!
–Ну-ну! Только попробуй.–Гарри поморщился.–Ну вот, у меня нос чешется. Ненавижу парикмахерские, потому что там челый час нельзя ни нос почесать, ни ухо…
–Ну, где, где у тебя чешется?–Алисия выставила вперед пальцы, каждый увенчанный острым коготком.–Где тебе почесать?
Они дурачились как дети, будучи в то же время взрослыми. Им было легко друг с другом. И они наслаждались этим, как ребенок порой наслаждается тем, что может просто быстро бежать навстречу теплому, мягкому ветру, тем, что можно подставить пальцы под струю воды, и она будет плавно обтекать твою руку, тем, что если закрыть глаза ладошками и так смотреть на солнце, то увидишь только красный свет.
–Знаешь ли, это переходит всякие границы! – Гарри попытался встать, наконец, поднялся, но простыня, повязанная вокруг его шеи, мешала движениям и делала его похожим на карикатурное привидение. Видел бы сейчас Почти Безголовый Ник, как Гарри Поттер носится по дому за девушкой, с криками «Ууу!» И «Догоню и съем»! Алисия, смеясь, убегала, и оглядываясь, не заметила, как споткнулась о порог очередной комнаты. Она упала на мягкий и пушистый ковер, по инерции продолжая смеяться, однако, когда она садилась на полу, выражение ее лица было уже менее веселым.

* * *


–Ну чего, ты цела? – Спросил я. Вообще не должно было случиться ничего страшного…
–Да, все в порядке. Ногой ударилась. Ерунда. – Она весело улыбнулась. – Что-то мы с тобой…Пошли чаю выпьем.
Я подал ей руку, и она легко поднялась с пола. На мгновение ее губы оказались так близко, что я с трудом подавил желание поцеловать ее. Нет, Гермиона говорила, что нельзя так сразу. Сначала нужно куда-нибудь вместе сходить. И вот в такой позе, близко-близко друг к другу, почти соприкасаясь губами с девушкой, которую мне страстно хотелось поцеловать, я произнес:
–Алис, тут есть какие-нибудь клубы? Пойдем сегодня вечером потанцуем?
Мерлин, как мне удалось произнести эти слова без запинки, как я не покраснел, и как я переживал в тот момент, что у меня может пахнуть изо рта! Все-таки, Гермиона как была отличной девчонкой, так ей и осталась, и все же может давать хорошие советы, несмотря на то, что когда она на меня смотрит, в ее глазах можно углядеть какую-то нотку восхищения. Ничего, я привык к этому. Алисия другая… Она пока только смеется… А сегодня я буду с ней танцевать, обнимать ее за талию и вдыхать запах ее духов.

* * *

У меня никогда не было недостатка в девушках. Я расстался с Джинни еще на шестом курсе потому, что не хотел подставлять ее под удар. А потом, когда мы вновь встретились через несколько лет, мы оба поняли, что изменились. Изменились слишком сильно, чтобы понимать друг друга. Для нее я стал идолом, героем, Мальчиком-Который-Выжил, а она для меня стала девочкой из толпы поклонниц. И пусть ей завидовали, пусть с ней я, в силу дружеских отношений с Роном, общался больше, чем с другими девушками. А девушки-то, между прочим, готовы были отдать самое дорогое лишь за то, чтобы притронуться ко мне. Они пытались протиснуться ко мне на банкетах, старшекурсницы и выпускницы Хогвартса на балах, куда меня неизменно из года в год приглашали в качестве почетного гостя, изо всех сил старались обратить на них мое внимание. А я видел их всех – как одну. Толпу, почитающую своего героя. И если спросить у одной из этих девушек, какую я люблю музыку, какие книги читаю, что люблю есть на завтрак, да какой мой любимый цвет, в конце концов – ни одна бы не ответила. Черт возьми, ни одна бы не ответила! И ни одна на вопрос «За что ты его любишь?» не ответила словами о том, какой я. То есть, это были бы одни и те же слова, о том, что я герой, я сильный, смелый, добрый и так далее. Но… Они же меня не знают! Понимаете, не знают! Послушайте, о чем я… да, именно об этом. Для Алисии я просто человек. Я благодарен ей за это. И… меня к ней тянет. Уж это я точно не в силах объяснить.

* * *


–Рон! Рон, где ты? – Девушка вошла в дом, аккуратно повесила плащ на крючок у дверей. Оправила волосы, проверила, все ли пуговицы на блузке застегнуты. – Милый, я пришла! Рон!
Девушка улыбалась, щеки ее были чуть краснее, чем следовало бы, помада была только что нанесена на губы, и это было заметно по блеску.
–Рон! Да где же ты?
Девушка заглянула на кухню, в кабинет, в библиотеку. Поднялась наверх, не уставая называть мужа по имени. Наконец, она дошла до спальни и распахнула дверь. Оглядела комнату, и вдруг замерла недвижно. Глаза ее расширились, она молниеносно прижала руки ко рту, и тут же отдернула, чтобы вскрикнуть:
–Рон! Что с тобой, дорогой?
В дальнем углу комнаты, на корточках, прижав руки к лицу, сидел парень. Неподвижно, не шевелясь.
–Рон, что случилось?– Гермиона аккуратно отняла руки Рона от его лица, и тут же отвернулась. Ее едва не стошнило. Она немедленно вскочила, и бросилась к камину.

* * *

–Гарри, Гарри, ты дома? – Гермиона выбралась из камина и, даже не потрудившись отряхнуть юбку и блузку от пепла, кинулась искать друга.
–Мисс Гермиона?– Добби появился у ног девушки и посмотрел на нее снизу.
–Добби, Добби, где Гарри? Он мне срочно нужен…
–Мастер Гарри уехал. Он обещал вернуться к завтрашнему утру.
Зрачки девушки расширились в ужасе. Она зашептала: «Что же делать…что же делать…»
–Может Добби как-нибудь помочь мисс Гермионе?– домовик участливо смотрел на девушку.
–Добби ты можешь перенести Рона в св. Мунго?
–Добби может. Мисс следует отправиться через камин, а Добби перенесется к ней в дом сам, если, конечно, мисс позволит.
Не мешкая, девушка подбежала к камину, дрожащей рукой зачерпнула горсть дымолетного порошка, опрокинув горшочек, и крикнула свой адрес.
Через пару секунд после ее появления дома из камина донесся легкий стук.
–Мисс пустит Добби к себе домой?
–Да, Добби, входи, входи скорее. – Гермиона уже кричала, билась на грани истерики.
Домовик появился в камине с легким щелчком.
–Сюда, сюда скорее.
Девушка тащила домовика по лестнице к спальне.
–Вот он, Добби, перенеси его в св. Мунго.
–да, мисс Гермиона. – Добби кивнул и подошел к сидящему юноше. Взял того за руку и со щелчком исчез.
Гермиона отправилась в больницу через камин.

* * *

–К сожалению, мы не сможем вернуть ему зрение. Но тем не менее, мы бы предложили вам позволить нам подержать его в больнице еще около двух недель. Если он сделал это с собой сам, то, возможно, ему требуется психологическая помощь.
Гермиона кивала, смотря сухими глазами на врача по фамилии Кронплид.
–Да, конечно, если вы полагаете, что так будет лучше, то разумеется…– Гермиона аккуратно достала из сумочки пудреницу. – Сэр, я полагаю, нужно сообщить его родственникам. Я пойду.
–Конечно, мисс. Дать вам успокоительного? – Врач участливо смотрел на девушку. На ее безымянном пальчике было такое же кольцо с рубином, как и на руке больного, которого она привезла в больницу. Мистер Кронплид мог себе представить, что чувствует женщина, чей муж неожиданно сам с собой такое сотворил…
Девушка гордо вскинула голову, откинув назад копну волос.
–Нет, спасибо. Я спокойна.
Она открыла пудреницу, и дотронулась до кусочка замши, лежавшего в ней. Постоянный портал доставил ее в отдаленный уголок Лондона. Она постучалась в дверь.
–О, какие люди к нам пришли…–За порогом стоял среднего роста мужчина, мускулистый, на нем были надеты только джинсы.
–Наш уговор в силе?–Гермиона лукаво улыбнулась, смотря на мужчину.
–Конечно, детка. Ты мне – той чудесной бурды, я тебе – хороший секс.
–Отлично.
Мужчина посторонился, и девушка вошла внутрь. Зная дорогу, она прошла в спальню и извлекла из сумочки небольшую стеклянную бутылочку. Протянула ее мужчине, который только что запер дверь в комнату. Тот взял ее, и выпил в несколько глотков. Кожа его стала покрываться буграми, начала плавиться, словно воск. Он прислонился к стене, стараясь терпеть покалывание по всему телу. Наконец, превращение завершилось.
На полу у стены сидел юноша с ярко-зелеными глазами, и черными, как смоль волосами.
–Вот. – Произнесла Гермиона, протягивая мужчине очки в круглой черной оправе.

* * *

–Скажите, – врач заглянул в карточку пациента. – Рон, зачем вы это сделали? Может быть, вам не нравилось то, что вы видели перед собой? Или вас не устраивало что-то другое?
Мужчина, переодетый в больничную пижаму, выглядел здоровым за исключением того, что его глазницы зияли пустотой вперемешку с запекшейся кровью. Он повернул голову в сторону, с которой слышал голос врача и тихо произнес:
–Они… были… голубыми…

Вопрос: И как вам эти главы?
1. Супер! пеши исчо! 
3  (100%)
2. ну... ты можешь и лучше. 
0  (0%)
3. мне определенно не нравится... Неинтересно. 
0  (0%)
4. Гарри Поттер - отстой! 
0  (0%)
Всего: 3