21:37 

Глава 8.

+Berry
В точку, детка, десять баллов Гриффиндору!
[g]Глава 8.Здравствуй, как дела?[g] Старик с седыми короткими волосами, дряблой и почти серой кожей, впавшими пустыми глазницами, стоял посреди тумана, и отчаянно вертелся на месте, стараясь почувствовать, или услышать хоть что-то, пытаясь нащупать какой-нибудь ориентир. Он не чувствовал пола под ногами, и потому ему казалось, что он падает. Ему было страшно – страшно так, как еще никогда не было до того. «Наверное, я умер», – подумалось ему, и от этого стало еще страшнее. «Вот оно! – Торжественно и мрачно подумалось ему. – Вот сейчас ты и узнаешь, каково тут, и что здесь». Но секунды шли, а вокруг него ничего не менялось, все та же холодная сырость окружала его, и все так же он падал, и падал в бесконечность. «Неужели это никогда не кончится? Неужели, мне предстоит целую вечность стоять-падать-лежать так, в этой промозглой, почти осязаемой пустоте?!» Он не хотел! Нет, нет – ему нельзя! Он… Он не сможет так.. Хотя, что с ним случится? Он ведь не умрет второй раз. «Ах, как бы хотелось мне быть привидением!» – подумал он, и в тот же миг что-то очень теплое, но легкое коснулось его руки, и весь мир вокруг наполнился звуками – тихими, едва слышимыми, - но они появились. Он попытался увидеть хоть что-то – но тщетно, глаз он лишил себя сам, да и жизни тоже… Раздался громкий женский крик, и Рон вскинул голову на звук.
–Алисия! – Тепло и в то же время испуганно выдохнул знакомый голос. «Я в доме у Гарри!» понял призрак, и успокоено вздохнул. «Надеюсь, я смогу спасти его, если она придет за ним».
* * *
Двери класса с шумом распахнулись, и в кабинет вплыла невысокая стройная фигура преподавательницы Арифмантики – миссис Грейнджер, Зубры, как ее за глаза называл ученики. По мнению учащихся, Зубра слишком много знала, слишком много задавала, слишком много требовала, и, при всем при этом, была слишком красива. К ней относились либо крайне положительно, либо крайне отрицательно – но эмоции в отношении учительницы всегда были сильными. В нее влюблялись, ее не переносили на дух – она же держала себя всегда подчеркнуто ровно, и спокойно. Была благосклонна к отличникам, и могла, к примеру, подписать им разрешение на посещение запретной секции библиотеки, могла же назначить суровое наказание за несделанное домашнее задание.
–Здравствуйте, класс. Садитесь. – Миссис Грейнджер сегодня была в черном. – Мистер Шоу! Раздайте, пожалуйста, классу пособия. Худенький черноволосый мальчик, по слухам, отчаянно влюбленный в Зубру, поднялся, и твердым шагом прошел к кафедре, взял стопку глиняных табличек с непонятными письменами, и пошел по проходу, осторожно снимая верхние со стопки и кладя по одной табличке на парту. Таблички глухо стучали по дереву, внушая ученикам благоговение. Это был шестой курс, и в кабинете Арифмантики находились только те, кто действительно любил, и уважал эту науку. Смесь Пуффендуя и Когтеврана.
Гермиона сидела за столом, настороженно просматривая журнал. Лизы Хотуэй уже третий день не было на занятиях, а вот Джордж Баунстейл радостно ерзал на стуле, пытаясь удержаться от желания схватить табличку, и начать расшифровку.
–Итак, коллеги. – Гермиона поднялась из-за стола, и оперлась кончиками пальцев о столешницу. – Перед вами таблички, найденные учеными на старом стойбище кентавров. Стойбище было разорено, судя по всему, Пожирателями Смерти. Несомненно, письмена содержат предсказания о будущем по звездам. Также можно сказать, что это мысли кентавров о ближайшем будущем – более долгосрочные предсказания записывались на пергамент, как менее хрупкий материал. Прошу. Все необходимые сведения у вас есть.
Класс оживленно, но тихо загудел, предвкушая работу, и получение интереснейших сведений. Разумеется, шестнадцатилетние подростки понимали, что это ненастоящие таблички, такие ценности им бы не доверили никогда, это просто копии, полученные размножающим комплексом заклинаний, а то и вовсе трансфигурированные листки бумаги.
Гермиона рассеянно просматривала журнал, в котором была едва-едва начата первая страница, и стояло всего два столбика оценок. Негромкий стук вывел ее из мягкой задумчивости, и она повернула голову на звук. Белоснежная сова сидела на подоконнике за окном, протягивая письмо, привязанное к лапке. О чем Гарри мог сейчас написать ей? Да вроде бы и повода нет никакого… Но все равно, теплая волна накрыла ее с головой, он ей написал! Написал! Он не писал ей уже давно… Да, да, это точно Букля! Это его сова! Гермиона аккуратно и нежно взяла сову с подоконника, погладила ее встрепанные перья, и отвязала письмо.
Ученики с интересом наблюдали за действиями профессора. Зубра сначала вспыхнула, как маков цвет, затем, когда развернула письмо, слегка побледнела, потом ее губы сжались в тоненькую ниточку, и она, кажется, хотела разочарованно хлопнуть кулачком по столу, но вовремя остановилась. Затем посмотрела на Шоу, и громко и четко – впрочем, как всегда – но, кажется, громче и четче, чем обычно, сказала:
–Шоу! Оставляю вас за старшего. После занятия соберете материалы, и положите их мне на кафедру. Возьмете со стола ключ, и запрете кабинет. Затем отдадите его мне, или профессору МакГонагалл, кого раньше найдете. Спасибо. До свидания, класс.
–До свидания, миссис Грейнджер. – Дети хором произнесли слова прощания, даже не отрываясь от работы. Гермиона очень это любила – она так же с головой уходила в работу, так же ничего не замечала вокруг, и так же истово тянулась к знаниям. И почему она училась не в Когтевране? Она шла по коридору, сосредоточенная, и задумчивая. Он – призрак. Но он живет на Гриммо, 12. Наверняка Гарри предложит ей туда переехать. И она не сможет отказаться. Во-первых, из простого здравого смысла, она же должна хотеть туда переехать! А во-вторых – из-за Гарри. Она не сможет отказаться от возможности быть ближе к нему! А эта Алисия, кажется, так ее зовут? Ничего… Ничего-ничего… В конце концов, Гарри волшебник, и он не сможет предпочесть эту глупую маглу, ничего не понимающую в магии, ей – такой умной, старательной, и любящей! Все знают, что две женщины не смогут ужиться вместе под одной крышей! Она свалит это просто на факт наличия маглы в доме! Вот и все. Гермиона ритмичным шагом шла в сторону Хогсмида. На Драчливой Иве уже начали появляться желтые или коричневые листочки, трава местами тоже пожелтела и пожухла. Она шла, шла, готовясь изображать слезы радости и горя одновременно. Наконец, дойдя до границы территории Хогвартса, она сосредоточилась и трансгрессировала в дом Гарри.
* * *
–Рон! Ты здесь? Я думал, призраки остаются там, где жили до смерти.
–Гарри? – Рон слепо повернул голову на голос, при это голова его насквозь прошла через занавеску. – Ну, знаешь, я не знаю… Я оказался здесь.. Может быть, я должен быть здесь? Это зависело не от меня, понимаешь ли. – Рон усмехнулся.
–Ты Алисию испугал. – Сердито и в то же время странно-радостно сказал Гарри, укладывая Алисию на диван, и поливая ее водой из волшебной палочки. Она медленно открыла глаза, и поинтересовалась, откуда молочно-белый призрак оказался в доме. После недолгих объяснений, Алисия почти успокоилась, но все равно решила сходить на кухню, и сварить себе кофе. В гостиную трансгрессировала Гермиона. Ее лицо выражало удивление, грустную радость, и страдание. Она, кажется, попыталась обнять призрак Рона, но отшатнулась, прежде, чем дотронулась до него.
–Кто здесь? – встревожено повернул голову Рон, почувствовав тепло.
–Это Гермиона. – Тихо про
изнес Гарри, и закусил губу, вспомнив слова Дамблдора.
–Я бы сказал, что рад тебя видеть, милая, если бы это не звучало как наглая ложь. – Рон тихо усмехнулся, показывая рукой на свои глаза. Гермиона опустила голову, и тихо поздоровалась с мертвым мужем.
* * *
На совете на кухне было проведено совещание, на котором было постановлено, что Гермиона с сыном переезжают на Гриммо, 12, поскольку после многочисленных попыток, Рону так и не удалось покинуть здание дома, да и как-то неправильно было привидению разгуливать по улицам, полным маглов. План был прост, четок – как и все, что она когда-либо делала.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Двое детей и кошка

главная